drugoy_dolboeb (drugoy_dolboeb) wrote in roissiavperde,
drugoy_dolboeb
drugoy_dolboeb
roissiavperde

Categories:

Будущее Белоруссии: колхозан моделирует мнение Инстанции

Олег Кравцов
Сегодня модно и актуально представлять Россию, как отдельную самобытную цивилизацию. Каждой отдельной цивилизации положено жить по своим законам и бороться за свои интересы с конкурентами. Во всяком случае, так писал С. Хантингтон в своем «Столкновении цивилизаций». В России такую позицию разделяют, потому что она просто и легко объясняет реальность.

Главным врагом России всегда был Запад. Именно он развалил СССР, а теперь желает гибели России. Об этом россиянам рассказывают учителя в школе, попы в церквях и дикторы в телевизоре.


В последнее время противоборство между русской и западной цивилизацией обострилось. В качестве мер защиты, Россия приняла курс на самоизоляцию в рамках «исторических» границ своей цивилизации. А вот тут начинается самое интересное. «Исторические» границы русской цивилизации на западе включают Украину и Белоруссию.

Цивилизационная принадлежность Украины и Белоруссии не вызывает разногласий ни у западных, ни у российских академических авторитетов. Загвоздка в том, что в результате «величайшей геополитической катастрофы 20-го века», оба указанных «русских» региона обрели статус независимых государств. Данный статус дал им формальное право самостоятельно решать свою судьбу. Пользуясь случаем, Украина взяла курс на смену цивилизационной идентичности и двинулась на запад. Белоруссию вполне устроила независимость на иждивении у «старшего брата». Очевидно, что ни Украина, ни Белоруссия не разделяют идею передачи суверенитета «наднациональным органам» в Москве.

Россия считает себя выразителем общих интересов русской цивилизации. С этой позиции ее действия абсолютно логичны и объяснимы. Москва не собирается поступаться исторической территорией и намерена отстаивать свои интересы любыми доступными методами, включая применение ядерного вооружения. Возможная гибель человечества не является сдерживающим фактором. Как сказал Владимир Путин — России не нужен мир, в котором не будет России.

В общем, самоизоляция в исторических границах, включая Украину и Белоруссию – это защитная мера, которую Россия намерена осуществить. Методы реализации данного курса будут подбираться сообразно ситуации.

Белоруссия с начала распада СССР заявила о верности общим началам и намерении строить с Россией единое государство. Намерения были закреплены на бумаге, в частности, в Союзном договоре. Благодаря этому, больше двадцати лет Белоруссия получала от России беспрецедентные экономические льготы и преференции, военную и политическую поддержку.

То есть, интеграция Белоруссии в общее с Россией государственное образование – есть по мнению Кремля объективная логика политического процесса, который был запущен в начале 90-х годов законно избранным президентом. И никакой альтернативы для Белоруссии не предусмотрено. Сорвать интеграционный процесс может только некое форс-мажорное обстоятельство, которое не просматривается на базе имеющейся в открытом доступе информационной фактуры.

Хотелось бы сразу развеять искусственно созданный миф о возможности «европейского пути» для Белоруссии. В реальности никакого «европейского пути» для Белоруссии на сегодня не существует. И причиной тому не только политика. Дело в отсутствии культурологических предпосылок для смены цивилизационной ориентации современных белоруссов. Более того, необходимо признать, что Белоруссию сегодня на порядок дальше от Европы, чем она была в 90-х годах прошлого века. При распаде СССР крах системы был налицо, устоявшиеся формы отношений переставали работать. Люди не знали, что делать дальше и были готовы пойти за любым, кто смог бы внятно показать направление. Таким «счастливчиком» оказался наш Александр Григорьевич, который поднял власть из «грязи» и повел белорусский народ путем интеграции с «братской» Россией. С этого момента социальная эволюция белоруссов пошла своим альтернативным путем. Советский социализм получил продолжение, постепенно адаптировался к буржуазному окружению и даже научился извлекать экономическую выгоду. Люди убедились, что для обеспеченной жизни не обязательно вступать в «Европу» и менять «устоявшиеся традиции».

Если Моисей водил евреев 40 лет по пустыне, чтобы вытравить из них рабскую психологию, то заслуга Лукашенко как раз в обратном. Он почти 30 лет «маринует» белоруссов, чтобы психология раба никуда не делась, чтоб белоруссы оставались такими, какими были в Советском Союзе. И надо отдать должное, Александр Григорьевич отлично справился со своей задачей. Как европейская нация белоруссы не состоялись.

Теперь стоит сказать несколько слов о человеческой фактуре, которая имеется на выходе спустя четверть века белорусской независимости. В первую очередь необходимо отметить высокую степень национального единства и почти полное отсутствие социальных и ценностных противоречий между «надстройкой» — правящим классом чиновников и «базисом» — подконтрольным населением. Первое является органическим продолжением второго. Обе субстанции нацелены на стабильность и сохранение статуса-кво существующей системы. Недовольство, если таковое возникает, как правило, связано с неудовлетворенностью личным материальным достатком. Лояльное большинство считает, что «все хорошо, только денег бы побольше». Радикальное меньшинство утверждает, что «все плохо, потому, что мало денег».

Характерным «знаком качества» современного белорусса является безответственность. Безответственность выражается в нежелании/неумении держать собственное слово, отвечать за свои действия, выполнять взятые на себя обязательства. Белорусский заказчик, как правило, не торопится платить исполнителю за выполненную работу, а исполнитель старается не выполнять работу получив деньги. Невыполнение обязательств при получении денег является своего рода верхом удачливости и успеха.

Законодателем моды на такое поведение является первое лицо белорусского государства. Каждый год вся Белоруссию наблюдает как оно очередной раз «разводит» россиян на новую порцию льгот и кредитов в обмен на «поцелуи». При этом, все понимают во имя чего предоставляются эти льготы, однако надеются, что «халява» снова прокатит, а кредиты потом как-нибудь простятся (с России не убудет, ведь простили же Зимбабве).

Однако, период ухаживаний подошел к концу. Вопрос реальной интеграции стал насущным вопросом российской политики. Ускорить интеграционный процесс вынуждают «объективные внешнеполитические и экономические обстоятельства». Об этом напрямую сказал М. Бабич в своем «скандальном» интервью агентству «РИА Новости».

Но вместо того, чтобы триумфально завершить историческую миссию, белорусский руководитель продемонстрировал намерение совершить политическое «кидалово» в отношении своих многолетних партнеров и кормильцев. Громкие заявления, демонстрация танков и прочий шум воспринимались в России с пониманием (с поправкой на возраст, прошлые заслуги, уровень образования и социальное происхождение белорусского правителя).

Однако, реверансы в сторону Соединенных Штатов и НАТО привели к окончательной утрате доверия к Лукашенко в Кремле.

В Москве получают распространение два умозаключения:

  • Во-первых, политическое существование Республики Белоруссия в статусе независимого государства больше невозможно.

  • Во-вторых, действующий руководитель Белоруссии не может олицетворять завершающий этап союзного строительства.


В России широко распространено мнение, что дальнейшая затяжка интеграционного процесса многократно повышает общесистемные угрозы и риски, представляет возможность для спекуляций, сепаратизма и внешнего вмешательства во внутренние дела т.н. «Союзного государства». А. Лукашенко, как конструктивный политик, себя дискредитировал. Он слишком одиозен, непредсказуем и психологически не способен к работе в ином функциональном режиме.

В общем, подписывать исторический документ от лица Белоруссии должен другой руководитель.

С точки зрения Кремля, российско-белорусский союз – это союз по взаимному согласию и чистой любви. Поэтому до кристаллизации фигуры нового руководителя Белоруссии, который может быть приемлем для Кремля, «неправильный» Лукашенко помещен в режим карантина. Его встречают, кормят, катают на лыжах, оказывают протокольные почести и не ведут переговоров по существу. Лавры успешного переговорщика ждут «правильного» представителя Белоруссии.

Новый представитель Белоруссии в знак преданности должен будет возложить к ногам Владимира Владимировича усы старого президента и свои собственные. Если все пройдет нормально, то новый лидер будет рукоположен на правление Белоруссией. Ему будут оказаны соответствующие почести и выдан мандат на правление. Дальше будет легитимация нового лидера, подписание эпохальных бумаг, народные гулянья и слезы счастья на лицах стариков (крупным планом). Всесоюзный референдум наберет 104,7 % сторонников.

Однако, это все потом. Сегодня же Москва ставит политический класс Белоруссии перед очевидным, но тяжким моральным выбором: остаться верным президенту-банкроту или позаботится о собственном благополучии. Прагматизм, конечно, должен взять верх. Здравый смысл, подсказывает, что самым разумным будет — грамотно кинуть шефа с минимальным риском для себя.

Белоруссия и Россия – это братские государства со сходным принципом организации. Поэтому, радикальных изменений государственного устройства не предвидится. Нет смысла ломать то, что и без того работает эффективно, а грамотные управленцы, как говорится, на дорогах не валяются. Как и раньше, пожарные будут тушить пожары, милиция обеспечивать порядок, чиновники решать в кабинетах государственные вопросы. Под сокращение за ненадобностью попадет только МИД, потому-то он так болезненно реагирует на деятельность Бабича.

В общем, все останутся при своем, даже выиграют: больше никаких конфискаций имущества и посадок за «форс-мажорные» взятки и откаты, не нужно будет переживать за тайники с наличкой в огородах и гаражах. Российская система намного лояльней к своим верным слугам. Кроме того, можно будет неплохо погреть руки на грядущей приватизации государственных объектов и стать частью общесоюзного чиновно-буржуазного правящего класса.

Конечно, будут и те, чьи интересы пострадают от интеграции. В первую очередь – это сам Лукашенко, срощенный с ним бизнес и т.н. «системная» оппозиция. Но это уже мелочи, не стоящие внимания.

В какой-то момент, Лукашенко может обратиться к гражданам за поддержкой, призвать выйти на улицы или даже взяться за оружие.

Однако, защищать свое положение должен тот, для кого грядущие изменения связаны с угрозой жизни или существенным ухудшением ее качества. В нашем случае привычный образ жизни изменится только у самого Александра Григорьевича и его близких.

Граждане Белоруссии не являются ни субъектом, ни источником власти в своей стране, поэтому, имеют полное право наслаждаться зрелищем с пачкой попкорна на диване. Каким бы ни был исход сражения, обывателю все равно ничего с этого не светит.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments